О наших спектаклях говорят и пишут.....

О наших спектаклях говорят и пишут.....

От смерти до рождения за один час в театре

Юлия КОВАЛЕНКО, театровед; фото Ольги ЧЕЧЕЛЬ, 27 декабря 2013, 09:06  Есть в нашем городе театр, от спектаклей которого даже в зимнюю стужу становится теплей и солнечней жить — «Ланжеронъ, или Театръ одесского разлива». Его идейные вдохновители (они же — практические воплотители) — режиссер Галина Панибратец и актер, заслуженный артист Украины Виталий Бондарев.

 

Неудивительно, что рано или поздно у театра с такой вывеской проявился интерес к известному во всем мире гению еврейской нации Исааку Бабелю. Недавно это миниатюрное, но очень плодотворное творческое объединение актера и режиссера показало харьковчанам свой новый спектакль «Гэвэл гаволим! Кулой гэвэл!» (название напоминает о послании Эклезиаста «Суета сует и всяческая суета»).
 
Специфика театра «Ланжеронъ» — постановки в формате моноспектакля. Этот формат, по существу, являющийся лакмусом актерского пилотажа В. Бондарева, имеет свои преимущества. Такой «театр в чемодане» легок на подъем, мобилен, контактен. В том числе благодаря этому, новоиспеченный спектакль уже успел стать лауреатом международного фестиваля, проходившего в Кишиневском государственном театре под поэтическим названием «С улицы Роз». Трудность же такого формата связана с тем, что актеру необходимо в одиночку совладать с галереей бабелевских трагикомических персонажей и при этом нигде не повториться! Отвлечь, переключить внимание зрителя просто не на что — на сцене только лаконичные детали сценографии, да по временам «партнерствующая» с В. Бондаревым музыка…
 
Нынешний спектакль — следствие удивительного приключения идей. Когда-то в Харькове В. Бондарев уже играл два рассказа Бабеля «Конец богадельни» и «Карл-Янкель» в постановке Феликса Чемировского. И вот, спустя время, режиссер его родного «Ланжерона» Галина Панибратец предложила Бондареву тот же самый материал! Вопреки небезосновательному мнению, что дважды в одну реку войти нельзя, второе крещение Бабелем принесло Бондареву несомненный творческий успех.
 
Спектакль построен таким образом, чтобы к финальной точке аплодисментов вывести зрителей на небывалую высоту надежды на лучшее будущее. В первой части постановки речь идет (пусть и в гомерически смешном изложении актера!) о буднях послереволюционной одесской богадельни. Богатство голоса, мимики и жестикуляции актера, глубоко индивидуальное творческое отражение сюжета В. Бондаревым заставляет нас сначала «увидеть», узнать и полюбить каждого из обитателей этого «чистилища» в буквальном преддверии загробной жизни (по Бабелю богадельня была остроумно расположена через забор от кладбища). Ну а потом — пережить, ощутить вместе с актером органную мощь апокалипсической «конницы» в инвалидных колясках (это когда больных изгнали из обители, говоря современным языком, частные предприниматели).
 
Актеру достаточно простой деревянной доски, чтобы в воображении зрителя возник на сцене глазетовый гроб — мечта престарелого одессита времен послевоенной разрухи! А в иной сцене выпавший из этой же доски пазл благоговейно ложится на ладонь актера, превращаясь в бутерброд с… ливерной колбасой, иными словами, райское наслаждение для одиноких стариков. Весь же остальной необходимый для демонстрации этой истории реквизит В. Бондарев с легкостью отыскивает в карманах своей безразмерной телогрейки. Чтобы осветить «закат» этой не божественной, а человеческой трагедии, достаточно одной лампочки, которую актер в начале спектакля вкручивает на глазах у публики (выражение не точное, потому что дело происходит в абсолютных потемках — только слышно шарканье стоптанной обуви по полу да «невсамделишнее» старческое кряхтение под абажуром).
 
Что поражает в Виталии Бондареве — так это чистота интонирования «жанровой» речи героев Бабеля. Он нигде не впадает в шарж, анекдот, не скатывается в пошлость. Чудо из чудес — у русского по национальности актера в этом спектакле абсолютно еврейская манера недоуменно разводить вывернутыми ладонями, улыбаться пронзительно резко, а во взгляде сочетать мудрость, горечь и чертовский сарказм! Именно эмоционально зашкаливающие, переходящие в отчаянный танец движения актера (трансформированные элементы фрейлехса) делают сценически убедительным произрастание из кульминации первой части спектакля его второй новеллы.
 
История о Карле-Янкеле, рожденном в модном после революции браке женщины — ортодоксальной иудейки и мужчины — партийного чина, полна любимых Бабелем жизненных парадоксов. К слову, ребенок, о котором в спектакле много говорится, является зрителям иносказательно — это просто сверток огненно-красной ткани, который актер бережно несет на руках.
 
Не берусь судить, сколько десятков героев, одушевленных В. Бондаревым, прошло перед глазами за время спектакля. Но могу смело утверждать, что все они, от кроткой матери Карла-Янкеля до эпизодического обитателя богадельни, который саркастично заявляет медсестре, что колоть его не во что — мякоти в нем давно нет! — «полнокровные», сценически равноправные герои. Так имеет свойство зацепиться и остаться в зрительной эмоциональной памяти образ, обретающий статус символа. И трудно сдержать слезы, когда из нескольких пазлов все той же универсальной деревянной доски при помощи гвоздя да молотка Виталий Бондарев в считанные секунды собирает деревянную птичку, которой самое место — над колыбелью Карла-Янкеля. Но у этой, вертящейся на сценическом сквозняке птички есть и другой, множащийся смысл. Символический. Она, грубая, кое-как сбитая — память о детстве, о возрождении человечества, которое прорастает через все войны, пробивается через все лже-реформы.
 
Поэтому-то спектакль В. Бондарева и Г. Панибратец по бабелевским рассказам уже стал одним из ярчайших театральных событий текущего сезона. Для посетителей Дома актера тема бабелевской прозы не нова. Не так давно мы стали свидетелями взгляда молодых на тему «Как это делалось в Одессе» (спектакль театра «Птах»). Однако «Суета сует…» в исполнении В. Бондарева смешит, потрясает, захватывает неподдельным сопереживанием опытного, ярко и разнопланово одаренного актера-человековеда той горемычной нескладухе, которая сопутствует жизни бабелевских героев. Да разве только их жизни?.. Отдохнув от новогодне-рождественских празднеств и соскучившись по празднику театра, спектакль «Гэвэл гаволим! Кулой гэвэл!» можно будет увидеть уже 21 января, как всегда, на малой сцене Дома актера.

Журнал "Фонд Русский мир" о Международном Фестивале "Молдфест.Рампа.Ру", 2009г. Юлия Семенова

Одесский русский на этом фестивале тоже был. И какой! Блистательный моноспектакль театра «Ланжерон» по повести Александра Каневского «Теза с нашего двора» погрузил зрителей в атмосферу дворика в районе ТираспУльской площади. Где сидела на скамеечке, погрузив ноги в таз с горячей водой, какая-нибудь бдительная баба Маня, обсуждая с соседкой, сидевшей точно так же на другой стороне улицы, насущные проблемы современности: цены на базаре, прохожих, зятя и невестку. Где искали подходящих женихов для какой-нибудь некрасивой, с вечным насморком Маринки, обсуждая каждую кандидатуру всем двором. Где варили повидло, пекли на открытом огне баклажаны, вытряхивали половики, воспитывали детей, ссорились и мирились – да любой одесский дворик представлял собой целый мир в миниатюре. И вот по этому миру харьковский актер Виталий Бондарев полтора часа водил зрителей, заставляя их то хохотать, то всхлипывать от сострадания к героям.

Сходим на «Ланжерон»?

Виталий познакомился с режиссером «Тезы», одесситкой Галиной Панибратец, на международном театральном фестивале в Болгарии в 2006 году. И после этого знакомства родился «Ланжерон».

Они так и живут на два города – режиссер Панибратец и актер Бондарев. Репетируют в Харькове, играют свой единственный пока спектакль «Теза с нашего двора» и в Харькове, и в Одессе. Кроме того, «Теза» уже успела покататься по разным странам и стать лауреатом международного фестиваля национальных театров «Москва – город мира».

Эту повесть Каневского инсценировали и ставили уже не раз – на Украине, в России, США, Израиле. Но в Одессе, родном городе писателя и драматурга, – впервые. Журналисты, друзья, знакомые и коллеги часто пристают к Галине Панибратец с вопросами: почему, собственно, в ее спектакле в Одессе и об Одессе играет актер из Харькова? На что Галина неизменно отвечает: да потому что лицом к лицу – лица не увидать.

В спектакле один актер, но много реквизита. Каждая вещь символизирует своего владельца. Например, тельняшка – моряка, красная лента – Тезу-Терезу, а красные революционные рейтузы – бабу Маню. С ними целая история вышла. Их искали на Староконном рынке – том самом, где покупала когда-то себе одежду героиня повести, – не нашли. Искали в магазинах – не нашли. Рылись в коробках секонд-хенда – нет, хоть ты плачь. И случайно на одном российском сайте обнаружили адрес одесской трикотажной фабрички. Когда приехали туда – обалдели: в дверях стояла женщина необъятных размеров, вылитая баба Маня из будущей постановки. Принимая заказ, она поинтересовалась: а какого размера нужны рейтузы? «Ровно на вас!» – хором ответили Галина и Виталий. Им велено было прийти через пару дней в квартиру на Малой Арнаутской, постучать три раза и назвать пароль. И катаются теперь бесценные эти рейтузы по фестивалям, живя на сцене своей самостоятельной жизнью.

№2 (18) 2010 г. Журнал "Иные берега" Валентина Федорова

На фестивале были показаны интересные моноспектакли.

Настоящим потрясением стала работа актера Виталия Бондарева (театр «Ланжерон», город Одесса). В его исполнении повесть А.Каневского «Теза с нашего двора», написанная более двух десятилетий назад, превратилась в удивительный многонаселенный спектакль. Каждый персонаж, которого актер показывал, вернее, обозначал, слегка меняя интонации и давая изящную пластическую зарисовку, обретал плоть и кровь. При этом сам актер сохранял некоторую отстраненность рассказчика, воскрешающего близких ему людей через годы.

Ироничность, полуулыбка, пронзительная горечь, пафос — все слилось воедино в исполнении актера. Хотя казалось порой, что сама баба Маня — «боцман» с больными ногами, и красавица Теза, и гундосая Маринка, и прохиндей Жорик возникают перед глазами зрителя. Мягкая, акварельная манера изложения текста, особого рода деликатность, предельная актерская свобода, мягкий юмор отличали эту работу В.Бондарева. Режиссер-постановщик этого спектакля Галина Панибратец не только простроила актерскую партитуру, но и изобретательно создала визуальный образ спектакля. На заднике — окна. Много-много окон, изображение которых для того, кто бывал в этом самом знаменитом городе у моря, сразу дает живое ощущение города. А еще на сцене вдоль рампы натянута бельевая веревка с прищепками. Актер выходит запросто, не чинясь — не актер-актерович, а парень, каких много. В клетчатой ковбойке со старым чемоданом, в котором хранятся все его вспоминания. Вот фиолетовая рубашка с блестками — ее купила Теза мужу-артисту цирка. Чпок — рубашка висит на веревке и кажется, что человек, о котором идет речь — здесь, с нами. Вот тельняшка матроса, старосты двора. А вот целый умопомрачительный этюд с красными рейтузами бабы Мани. Актер достает рейтузы, поднимает их на вытянутой руке, а потом разворачивает их по ширине — раз, два, потом окончательно их расправляет — и зритель безудержно хохочет, увидев немыслимую ширину этих рейтуз и все поняв про бабу Маню.

А потом, когда умирает Лешка, главная любовь Тезы и смысл ее жизни, актер снимает с веревки рубашку с блестками, складывает, кладет в чемодан, и долго закрывает чемодан на все замки... Таких точных находок, такой выразительной работы с предметами будет много.

А еще звучит голос Утесова — какой же образ Одессы без залихватских песен, спетых хриплым голосом!? И, конечно, звучит неизменная скрипка, и понимаешь, что это еще один юный одесский гений тоскливо разыгрывает гаммы и простенькие мелодии.

На этом спектакле зритель пережил настоящий катарсис, то, чего так ждут в театре, сопереживая, плача, смеясь и радуясь. Этот спектакль рассказывал о человеческом великом братстве, о доброте и верности, о тех вечных ценностях нашей жизни, которые и составляют ее суть.

№40 (542) 2010г. "Киевский телеграф"  Ирина АЛЕЙНИКОВА

"Театр. Чехов. Ялта" — так назывался форум, в котором приняли участие 15 театральных коллективов из Украины, России, Азербайджана, Молдовы, Литвы, Израиля, Италии, Германии, Испании и Сингапура. На сцене Ялтинского театра имени А. П. Чехова гости представили спектакли, посвященные творчеству Чехова, хотя, как говорят сами организаторы фестиваля, прямой привязки к творчеству писателя не было, ведь основная задача мероприятия — развитие фестивальных и театральных традиций, поддержка и расширение театральных связей и географии участников.

.......Еще один необычный приз фестиваля в номинации "За сценическое мастерство и привлекательность" получил актер Театра Одесского разлива "Ланжерон" Виталий Бондарев, который представил вниманию гостей фестиваля моноспектакль "Теза с нашего двора" по повести Александра Каневского в постановке Галины Панибратец. Актер полтора часа держал внимание зала, вызывая у зрителей то истерический хохот, то поток слез. Он не просто рассказывал, а показывал многочисленных обитателей одесского двора. Причем использовал при этом минимум средств. Вот на бельевой веревке, натянутой в одесском дворике, появляется красная лента — это Теза, смешная шляпа — неудачливый жених ее дочери, огромные красные рейтузы — ну, конечно, это "гроза двора" баба Маня. Удивительно, как актер объединяет зал, людей разных возрастов и мировоззрений общими переживаниями. Такая "узкая" тема, как эмиграция, вдруг становится понятной каждому. А еще этот спектакль о том, как не хватает добрых человеческих отношений, и о многих других проблемах, выходящих за рамки истории частной жизни отдельного двора.

Ялтинский театр им.А.П.Чехова, официальный сайт

В рамках ІІІ Международного фестиваля театрального искусства «ТЕАТР. ЧЕХОВ. ЯЛТА.».

Художественный руководитель: Виталий Бондарев
Режиссер-постановщик: Галина Панибратец

Настоящий одесский театр представляет истинно одесский спектакль по не менее одесской пьесе Александра Каневского. “Когда-то на этом месте бурлил страстями маленький одесский дворик, заплетённый паутиной бельевых верёвок, на которых, как пойманные мухи, трепыхались трусы, майки и бюстгалтеры всевозможных размеров... В этом дворе было много обитателей, забавных, трогательных и неповторимых. Я полюбил их на всю жизнь, и сегодня вас с ними познакомлю... ” - говорит герой спектакля, случайно попавший в дворик, где прошли его детство и юность, где каждая сохранившаяся вещь вызывает волну воспоминаний. Он увлеченно рассказывает зрителям о том, насколько были все дружны в многонациональной одесской семье, как сопереживали и помогали друг другу.
Одесский двор в этом спектакле, подобный одной общей квартире, где всё и все на виду, где свара может мгновенно превратиться в патетическое выражение всеобщей любви, уже не столь красочен и баснословен, как в бабелевские времена, ибо между этими дворами пролегли тридцатые - треклятые и сороковые - роковые с «великими чистками» и мировой, моровой войной. Органичный сплав комического и трагического, смешное и грустное всё время рядом, что усиливает эмоциональное восприятие. Хотя действие происходит в недавнем прошлом, тема повести и ныне очень актуальна, а если честно, то её актуальность сегодня ещё более усилилась: интернационализм и национализм, Человек и Родина, боль и трагедия эмиграции… Всё это носится в воздухе, все эти темы всегда задевают за живое...

 

Мария Фурник, 02 Декабря  masyafm    Nov. 10th, 2010 at 6:16 PM     http://masyafm.livejournal.com/

Вот такой вот Одесско-Харьковский микс


В конце октября попала на замечательный спектакль Театра одесского разлива Ланжерон "Тэза с нашего двора". Режиссер-постановщик — Галина Панибратец (г.Одесса), художник-постановщик — Евгения Влащенко (г.Одесса), музыкальное оформление — Дарья Ткаченко (г.Харьков). Вот такой вот Одесско-Харьковский микс. До сих пор под впечатлением...


Спектакль «Тэза с нашего двора» - чудесная инсценировка первой части одноименной повести Александра Каневского. На сцене задействован один актер –Заслуженный артист Украины Виталий Бондарев. Его герой – житель одного одесского послевоенного двора, работник Зеленстроя и сегодня ему нужно вырубить два старых дерева, которые растут во дворе его молодости.


Спектакль пронизан любовью к людям. Он призван задуматься над важностью семейных ценностей, ценностью дружбы и жизни в целом.

Не смотря на то, что это театр одного актера, действие проходит на одном дыхании. Бондареву удается неимоверное – держать на протяжении полутора часов публику в постоянном эмоциональном напряжении. Зал то взрывается от смеха, то заливается слезами. Одесский юмор тесно переплетается с трагизмом человеческих судеб. Яркие персонажи, которые благодаря талантливой игре принимают четкие очертания в воображении зрителей, непроизвольно становятся родными..

Кстати, за роль в этом спектакле Виталий Бондарев получил награду «Лучшая мужская роль» от журналистского жюри на фестивале «Мельпомена Таврии 2010». Кроме того, «Тэза с нашего двора» уже успела покататься по разным странам и стать лауреатом международного фестиваля национальных театров «Москва – город мира».

P.S. Около шести лет назад мне посчастливилось заниматься в студенческом театре "Политехник", которым тогда руководил Бондарев. Хочется отметить, что Виталий Евгениевич не только гениальный актер, но и замечательный ЧЕЛОВЕЧИЩЕ! Ну а если не верите, сходите на "Тэзу"! И вы все поймете сами:)

 

"Современная драматургия". - 2010. - № 2.  Ильмира Болотян 

ЖиЖу  - Статья о молдавском фестивале

May. 27th, 2010 at 6:49 PM

Одесский театр «Ланжерон» представил «Тезу с нашего двора» в постановке Галины Панибратец. Спектакль поставлен по одноименной повести Александра Каневского, уже имеющей сценическую судьбу. Впервые это произведение поставлено как моноспектакль. Виталий Бондарев полтора часа держит внимание зала, и не только внимание: он незаметно для них самих доводит зрителей то до истерического хохота, то до несдерживаемых слез. Он один не просто рассказывает, а показывает многочисленных обитателей одесского двора, который скоро будет навсегда провожать любимую всеми Тэзу. Причем делает это минимальными средствами. На веревке с прищепками появляется красная лента – это Тэза, смешная шляпа – неудачливый жених ее дочери, огромные красные рейтузы – ну, конечно, это баба Маня. Удивительно, как актер объединяет зал, людей разных возрастов и мировоззрений, общими переживаниями. Такая «узкая» тема, как эмиграция, вдруг становится понятной каждому на своем уровне. Любое разделение – «это наша общая беда…». Границы разделяют нас, но здесь в зале на этом спектакле мы вместе и любим друг друга, и не просто снисходительны к чужим слабостям и причудам, мы любуемся ими. В этом смысле, «Тэзу с нашего двора» можно без сомнения назвать знаковым спектаклем первого «Молдфеста».

 

 

Спектакль "Теза снашего двора"

Впечатления после просмотра



В первой части воспроизведены два образа:

1) «возвращение с войны» — не совсем актуально, если можно так выразиться. Большая часть аудитории — молодежь, которую от того времени отделяет 2 поколения. Они не видели тех условий жизни, людей без ног и о профессии сапожника не могут говорить с восхищением ...

2) атмосфера одесского дворика с баб Маней в красных рейтузах понятна только тем, кто хотя-бы раз был в Одессе, видел и почувствовал её.

Смотрел с интересом, не мог оторвать взгляд от сцены, и не только я — в зале полная тишина.Но не задело. Я вырос в Харькове и послевоенные годы все-же далеки. Был приятно удивлен качеством игры актера!
Были такие времена

Во второй части все изменилось до наоборот. Поднята очень важная тема эмиграции! Доступно, на примере, показано как это получается. А правильнее сказать не получается. Какие причины: дети уехали, воссоединение с семьей, в погоне за любимым и т.д., а результат один — жалкое нищенское существование в 2-х поколениях и потеря всего окружающего мира. Что и говорить ... настоящие друзья скажут:
Тебя никто не осудит

Однако — это полный разрыв. Мне это понятно. Эта часть меня очень задела. Возможно потому, что у меня лучшая подруга уехала ... всего навсего в Столицу — созваниваемся на дни рождения! И еще друг — за бугор, а когда вернулся, даже с родителями перестал общаться, не говоря о друзьях.

Согласен с автором(ами) — эта проблема чрезвычайно актуальна сейчас! Успешная молодежь рвется «туда» — ведь зарплата больше. Полный абсурд. Жизнь состоит не только из работы и ЗП. Такой человек обречен. Только не все это признают.

Возвращаясь домой не смог вымолвить ни слова о спектакле. Остался ли я доволен проведенным вечером? Трудно сказать ... любая не комедийная постановка, на мой взгляд, должна не только ставить проблему, но и предлагать выход. Лично мне обязательно нужен выход, иначе сложно!

Обязательно пойду на другие постановки этого театра. Не только потому, что тут не пытаются продать «голую задницу» или «оторванную голову», а еще и потому, что интересно.

 

С чьего же Тэза двора?


Сегодня я осталась без ужина, но сытая. И сыт остался не мой желудок, а мозг, что вообщем-то главнее, — ведь именно он подает сигналы…

Вместо ужина у меня по расписанию сегодня был просмотр моноспектакля «Тэза с нашего двора».

Я села в удобное театральное кресло и приготовилась к просмотру. На сцене из декораций было два дерева, арка из множества окон, а в арке – перевернутые стулья, накрытые белой простыней. Именно так делают, когда уезжают на долгое время из дому, или покидают дачный домик по окончании сезона, — накрывают мебель белыми простынями, чтобы она не впитала в себя пыль прошедшего времени.

Но вот потух свет, под музыку вышел актер-рассказчик, который поведал всем присутствующим историю. Будто бы он оказался работником организации, занимающейся озеленением города, и получил задание срубить два старых дерева… в одесском дворике, в котором вырос.

Он сбросил простынь со стульев, открыл старый чемодан, который оказался под ними, и начал свой рассказ, попутно вынимая из него старые вещи. Каждая из них относилась к определенному герою истории. Начал он историю с тельняшки – моряка, и повесил на бельевую веревку, вытащил таз, в котором парила ноги баба Маня и контролировала весь двор. Мы услышали о том времени, когда возвращались с войны, о прекрасной Терезе – Тэзе….
На бельевой веревке появилась красная лента, и в это же время зрители уже представляли, как она развивается в густых и непослушных волосах Тэзы.

А вот и яркая рубаха, в которой должен был давать свое послевоенное представление муж Тэзы, вместе с ней, но он вернулся без ног. Ну и конечно шикарные сочного алого цвета безразмерные рейтузы для бабы Мани, в которых она выхаживала по двору, по-домашнему… Все сопровождалось настоящим одесским – еврейским юмором. Зрители то хохочут до икоты от рассказов о бабе Мане, очередных похождениях Жоры, то пускают искреннюю слезу при безысходном слове «умер». Но актер не дает долго грустить, он уводит зрителя от печали рассказами, как пытались выдать замуж еврейскую 30-летнюю девушку. Ну и наконец, касается темы повальной эмиграции. «Вы ведь помните те времена?» — спрашивает он.

А помните действительно времена, когда все вокруг вдруг оказывались евреями в 10-ом колене и собирались эмигрировать в Израиль. И как тогда соседи все шептались – вон Ваське повезло то как, устроился, — женился на еврейке, теперь заграницу едет. Да и сейчас иногда слышно: « Да это же тот, что вдруг евреем оказался и вовремя эмигрировал». А здесь зритель увидел все со стороны эмигрантов. Когда люди в возрасте вынуждены из-за сложившихся обстоятельств простится навсегда с родным домом, близкими людьми, могилами родных – навсегда. «Навсегда» — еще одно безысходное слово. И с корнем их вырывают как сорняки, отбрасывают подальше, как – будто и не росли они здесь никогда. Такое было время. Я тоже помню это время, когда моя школьная подруга уехала навсегда в Америку, потому что ее мама и папа – очень сильные математики никак не могли найти применение на своей родине, они ей были не нужны, но зато в далекой Америке пригодились. Но было ли это для них легко?
Большую часть спектакля зал заливался смехом, замечательный юмор, я как-будто вновь стала маленькой девочкой и поехала к родным в Одессу.

Кстати, недавно ездили с мужем в этот замечательный город и видели «бабу Маню». Мы назвали ее «тетя Циля» — тучная женщина восседала в одесском дворике и контролировала все вокруг.

Спектакль получился уютным, каким-то близким. И этот старый дворик с бельевой веревкой кажется каким-то родным. В конце спектакля он уже становится Вашим двором. Но все же грустным таким показался мне этот спектакль.

О многом можно подумать после него. Что меня еще впечатлило, так это то, что в театр пришло много молодежи. Большая часть зрителей – до 30-ти лет. Это воодушевляет. Театр не умрет никогда, даже во время передовых технологий!



Моноспектакль «Тэза с нашего двора». В ожидании.


В ожидании спектакля, на который уже куплены билеты, решила все — таки узнать предысторию спектакля и театра «Ланжерон».
Начала с повести, по которой поставлен спектакль – это одноименная трагикомическая повесть Александра Каневского, которая , как оказалось, состоит из двух частей: первая часть — «Май нейм из Маня»; вторая – «Как пройти на Голгофу». Прочесть их можно на сайте Александра Каневского http://alkanevsky.com.

Моноспектакль «Тэза с нашего двора» поставлена по первой части повести.

Сам автор пьесы родился в Киеве и 20 лет писал итермедии для легендарного дуэта юмористов Тарапуньки и Штепселя — Юрия Тимошенко и Ефима Березина. В свое время был одним из постоянных авторов таких передач, как «Кабачок 13 стульев», «Вокруг смеха», радиопередачи «С добрым утром». Десять его пьес шли на сценах театров СССР и других стран. Трагикомическая повесть «Теза с нашего двора» не раз переиздавалась, была инсценирована театрами России и Украины. Александр Каневский руководит Международным центром юмора, проводит Фестивали юмора, по которым создана серия

Завершился VI ежегодный Международный фестиваль камерных спектаклей “MOST”, организованный Толстовским культурным обществом в кооперации с театром «Theater in der List» при поддержке бургомистра Ганновера господина Штефана Шостока.

Трагикомедия “Письмо Богу” по одноимённому рассказу Анатолия Крыма из цикла «Рассказы о еврейском счастье», привезённая на фестиваль театром “Ланжерон” (Одесса-Харьков), строго говоря, уже не моноспектакль – на сцене двое (засл.артист Украины В. Бондарев и Ю. Лавров). Один говорит – много, сбивчиво – о страшном, второй молчит и тоже о страшном. Тем не менее, их существование на сцене – диалог. Диалог двух очень разных людей, так одинаково обоженных страшной Войной. Людей, потерявших всё и заново учащихся жить по законам добра и человечности. Режиссёр Галина Панибратец не щадит зрительские нервы. Её спектакль – это своеобразные качели, раскачивающие наши эмоции от горьких слёз до светлых улыбок. Очень точная и тонкая игра Виталия Бондарева то “подталкивает” эти качели к самому краю страшной бездны, то замедляет их ход, давая зрителю выдохнуть и поверить, что жизнь всё-таки продолжается. Образ его героя – повредившегося в уме от горя человека -, его сбивчивый и страшный по сути монолог, подчёркивает молчаливый, почти статичный герой Юрия Лаврова. Замечательное, глубокое актёрское партнёрство. И музыка! “Живая” музыка на сцене (Ю. Лавров, баян). Полноправное действующее лицо спектакля – берущее за душу вечное танго. Танго и завершает этот удивительный спектакль, обещая, что всё ещё будет, залечивая души героев, а заодно и наши с вами зрительские души.